Возникновение вязания

ИСТОРИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ВЯЗАНИЯ ДО НАЧАЛА XX в.

image001

Гипо­тезы о воз­ник­но­ве­нии вязания

Когда и где воз­никло вяза­ние, допод­линно неиз­вестно. Поскольку для вяза­ния доста­точно иметь всего две спицы, логично было бы пред­по­ло­жить, что оно воз­никло очень давно, задолго до нашей эры, и не позд­нее, по край­ней мере, чем тка­че­ство, для кото­рого нужен ста­нок. Гипо­тезы о про­ис­хож­де­нии вяза­ния мы нахо­дим в ста­тье «Немного из исто­рии вяза­ния» чехо­сло­вац­кого спе­ци­а­ли­ста про­шлого века Люд­милы Пеш­ко­вой. Ей она пред­ва­ряет свою книгу «Вяза­ние» (1979). Л. Пеш­кова пишет:

«Тка­нье и вышивка были известны еще в древ­нем Египте, что дока­зы­вают, напри­мер, находки пре­красно и худо­же­ственно выши­тых тка­ней и укра­ше­ний в гроб­ни­цах еги­пет­ских фара­о­нов. Поэтому есть доводы пред­по­ла­гать, что в то время было известно и вяза­ние, кото­рое по своим прин­ци­пам отно­си­тельно несложно. Оно прак­ти­че­ски не тре­бует ника­кого тех­ни­че­ского обо­ру­до­ва­ния, поскольку пер­во­на­чально вязали без каких-либо при­спо­соб­ле­ний, т.е. про­сто на паль­цах, а позд­нее с исполь­зо­ва­нием спиц или рам (этот тип вязки ино­гда оши­бочно опре­де­ляли как еги­пет­ский). Также понятно, почему не были най­дены вяза­ные вещи того пери­ода, ведь руч­ной три­ко­таж срав­ни­тельно легко под­вер­га­ется порче. Точно так не исклю­чено, что вна­чале вяза­ные вещи вхо­дили в каж­до­днев­ный оби­ход низ­ших каст (семитки, рельеф воина, носки в копт­ских гроб­ни­цах), и, конечно, не могло не иметь зна­че­ния то, что вяза­ные вещи можно было легко рас­пу­стить и свя­зать иные, чем зна­чи­тельно сни­жа­лись дол­го­сроч­ность и проч­ность мате­ри­ала. Правда, неко­то­рые иссле­до­ва­тели счи­тают точ­нее не опре­де­лен­ные остатки неко­то­рого тек­стиля из еги­пет­ских гроб­ниц XIII в. до н.э. за остатки вяза­ных изде­лий, но они нахо­дятся в таком состо­я­нии, что точ­ное опре­де­ле­ние невоз­можно»[1].

image003Фото 1. Ткачи за рабо­той. Гори­зон­таль­ный ста­нок. Сред­нее цар­ство[2]

Но эти утвер­жде­ния иссле­до­ва­те­лей нельзя назвать состо­я­тель­ными. Ведь еги­пет­ские мастера знали сек­реты предо­хра­не­ния тка­ней от тле­ния и выцве­та­ния. Кроме того, по дан­ным В.В. Нее­лова, в еги­пет­ских гроб­ни­цах были най­дены дере­вян­ные и гли­ня­ные фигурки (около 2500 г. до н.э.) тка­чей и сно­валь­щи­ков за рабо­той (фото 1). А настен­ные рос­писи гроб­ниц XII дина­стии в Бени-Хасане и Эль-Берше, а также гроб­ниц XVIII дина­стии в Фивах содер­жат несколько рисун­ков с изоб­ра­же­нием вер­ти­каль­ного станка, рабо­та­ю­щих тка­чей, про­цес­сов изго­тов­ле­ния пряжи и под­го­товки ее к тка­че­ству[3].

image004Фото 2. Ткачи, гроб­ница Хнум­хо­тепа. Автор: Нор­ман де Гарис Дэвис (Norman de Garis Davies, 1865 –1941). Период: Сред­нее цар­ство, дина­стия XII. Цар­ство­ва­ние Сену­серта II. Дата: около 1897 – 1878 гг. до н.э. Гео­гра­фия: Сред­ний Египт, Бени-Хасан, гроб­ница Хнум­хо­тепа (гроб­ница № 3). Гра­фи­че­ская экс­пе­ди­ция Метрополитен-музея искусств, веро­ятно, 1931 г. Мате­ри­алы: бумага, тем­пера, чер­нила. Раз­меры: 66,5×103,5 см в мас­штабе 1: 1. Метрополитен-музей искусств, Нью-Йорк, США[4]

На фото 2 пока­зана гра­фи­че­ская копия изоб­ра­же­ния тка­че­ских работ. Оно нахо­дится на запад­ной стене гроб­ницы Хнум­хо­тепа II в Бени-Хасане. На нем жен­щина (муж­чина?) справа пря­дет льня­ную нить, две жен­щины слева изго­тав­ли­вают ткань на вер­ти­каль­ном станке, жен­щина в цен­тре чешет лен.

В то же время изоб­ра­же­ния вязаль­щи­ков в еги­пет­ских гроб­ни­цах не были обнаружены.

Не сму­ща­ясь отсут­ствием бес­спор­ных архео­ло­ги­че­ских нахо­док, кото­рые могли бы под­твер­дить гипо­тезу воз­ник­но­ве­ния вяза­ния до нашей эры, иссле­до­ва­тели пыта­лись дока­зать ее, ссы­ла­ясь на древ­ние изоб­ра­же­ния людей в одежде, кото­рая напо­ми­нает вяза­ную. У Люд­милы Пеш­ко­вой читаем:

«В раз­лич­ных стра­нах Востока, якобы, обна­ру­жи­ва­ются дока­за­тель­ства исполь­зо­ва­ния вяза­ных частей одежды в древ­ней­шие вре­мена. В гроб­нице Аме­нем­хата (на самом деле в гроб­нице Хнум­хо­тепа IIФ.Ó.) в Бени-Хасане был обна­ру­жен настен­ный рису­нок, кото­рый отно­сится при­бли­зи­тельно к XIX в. до н.э. и изоб­ра­жает семи­тов, четыре жен­ские фигуры среди кото­рых одеты в сво­его рода вяза­ные пла­тья. В раз­ва­ли­нах дворца Сена­хе­риба в Нине­вии был обна­ру­жен рельеф воина в нос­ках с под­вяз­ками, кото­рые пора­зи­тельно напо­ми­нают совре­мен­ные»[5].

image006image008Фото 3[6]. Фраг­мент рос­писи север­ной стены гроб­ницы Хнум­хо­тепа II в Бени-Хасане. Фото 4. Четыре жен­щины и ребе­нок круп­ным планом

Обра­тимся вна­чале к рос­писи из гроб­ницы Хнум­хо­тепа II (фото 3 – 6). В узор­ча­тые «вяза­ные пла­тья» на ней одеты не только жен­щины, но и муж­чины. «Пла­тья» жен­щин хорошо обле­гают фигуру. На этом осно­ва­нии, навер­ное, и был сде­лан вывод о том, что они вязаные.

image010Фото 5. Копия детали рос­писи север­ной стены гроб­ницы Хнум­хо­тепа II в Бени-Хасане. Автор: Карл-Рихард Леп­сиус (Carl Richard Lepsius). Дата созда­ния: 1849 г. Памят­ники Египта и Эфи­о­пии, сбор­ник репро­дук­ций, часть II, т. IV, с. 133[7]

Но оче­видно, что одежда муж­чин и жен­щин не явля­ется пла­тьем в совре­мен­ном смысле слова. Она пред­став­ляет собой боль­шой кусок полотна, обер­ну­тый вокруг тела, что пока­зы­вает рису­нок в цен­тре фраг­мента на фото 5, изоб­ра­жа­ю­щий муж­чину, кото­рый накло­нился к козлу. Точно опре­де­лить, вяза­ные эти полотна или тка­ные, мы не можем.

image012Фото 6. Копия детали рос­писи север­ной стены гроб­ницы Хнум­хо­тепа II в Бени-Хасане. Автор: Карл-Рихард Леп­сиус. Дата созда­ния: 1849 г. Памят­ники Египта и Эфи­о­пии, сбор­ник репро­дук­ций, часть II, т. IV, с. 133[8]

Гораздо больше вяза­ные вещи напо­ми­нают «носки» на ногах жен­щин и ребенка. Инте­ресно, что муж­чины пока­заны босыми или в сандалиях.

image014 image016Фото 7 и 8. Поход на юг Ирака: воины соби­рают добычу. Камень. Асси­рий­ский рельеф из Юго-западного дворца в Нине­вии, ком­ната XXVIII. Время созда­ния: около 640 – 620 гг. до н.э. Бри­тан­ский музей[9]

Рас­смот­рим далее изоб­ра­же­ния «нос­ков с под­тяж­ками» на камен­ных релье­фах (фото 7 – 12) из города Нине­вии – сто­лицы Асси­рий­ского госу­дар­ства с VIIIVII вв. до н.э. (цар­ство­ва­ние Сен­на­хи­риба и Ашшур­ба­ни­пала). В 612 г. до н.э. город был раз­ру­шен объ­еди­нен­ным вой­ском вави­ло­нян и мидян, дер­жав­шим его в осаде два года. Нине­вия нахо­ди­лась на тер­ри­то­рии совре­мен­ного Ирака (город Мосул).

image018 image020Фото 9 и 10. При­двор­ные наблю­дают за охо­той на льва. Камень. Асси­рий­ский рельеф из Север­ного дворца Ашшур­ба­ни­пала в Нине­вии, ком­ната S, плита № 6. Время созда­ния: около 645 – 635 гг. до н.э. Бри­тан­ский музей[10]

Более всего похожи на вяза­ные «носки с под­тяж­ками», выре­зан­ные на плите с услов­ным назва­нием «При­двор­ные наблю­дают за охо­той на льва» (фото 9 и 10), поскольку на ней осо­бенно четко видно, насколько хорошо «носок» обле­гает стопу, повто­ряя ее кон­туры. Кроме того, на пятке «носка» есть линии, кото­рые напо­ми­нают те, кото­рые полу­ча­ются при ее фор­ми­ро­ва­нии на вяза­ном носке. Но если про­ана­ли­зи­ро­вать дан­ное изоб­ра­же­ние в купе с изоб­ра­же­ни­ями на дру­гих пли­тах, то сле­дует заклю­чить, что здесь пока­заны сапоги без подошвы, искусно сши­тые из тон­кой кожи, кото­рая в про­цессе носки при­об­рела форму стопы. На дру­гих релье­фах такое пол­ное обле­га­ние у сапог отсут­ствует. О том, что это не носки, сви­де­тель­ствует также шов, иду­щий по краю сапога и вокруг вставки в его перед­ней части, кото­рая, ско­рее всего, была укреп­лена тем или иным обра­зом и слу­жила для защиты ноги.

image022 image024Фото 11 и 12. Палатки ара­бов в пустыне сожжены асси­рий­скими сол­да­тами. Фраг­мент асси­рий­ского рельефа из Север­ного дворца Ашшур­ба­ни­пала в Нине­вии, «Араб­ская ком­ната». Мате­риал: але­баст­ро­вый извест­няк. Высота: 39 см. Ката­лож­ный номер: 14997. Время созда­ния: 680 – 636 гг. до н.э. Ком­ната IX Гри­го­ри­ан­ского еги­пет­ского музея, вхо­дя­щего в Музей Вати­кана, Рим, Ита­лия[11]

Пере­не­семся теперь в Южную Аме­рику. У доинк­ской куль­туры Моче (1 – 800 гг. н.э.), суще­ство­вав­шей на Север­ном побе­ре­жье Перу, также встре­ча­ются изоб­ра­же­ния людей в одежде, кото­рую можно вос­при­нять как вязаную.

image003Фото 13[12]. Фраг­мент кера­ми­че­ского сосуда. Куль­тура Моче. 1 – 800 гг. н.э. Музей Рафа­эля Ларко, Лима, Перу

Так, меня все­гда пора­жали костюмы героев рос­пи­сей цере­мо­ни­аль­ной кера­мики Моче. Напри­мер, костюм пер­со­нажа (фото 13) рос­писи чаши, повест­ву­ю­щей о пре­бы­ва­нии вер­хов­ного бога Моче Аяпа­эка в мире мерт­вых, вос­при­ни­ма­ется мной как свет­лый обле­га­ю­щий ком­би­не­зон с бор­до­вой кокет­кой в виде анд­ского кре­ста. Его можно трак­то­вать и как пуло­вер с V-образным выре­зом и лег­гинсы с заплат­ками на коленях.

image005Фото 14[13]. Про­ри­совка пер­со­нажа одной из рос­пи­сей кера­мики Моче

Не менее уди­ви­те­лен костюм пер­со­нажа на рисунке с фото 14. Он отчет­ливо напо­ми­нает три­ко­таж­ный ком­би­не­зон с капю­шо­ном и длин­ными рука­вами с ман­же­тами, свя­зан­ными резин­кой. Однако самое шоки­ру­ю­щие впе­чат­ле­ние про­из­во­дят совре­мен­ные длин­ные муж­ские носки из тон­кого три­ко­тажа – целые (фото 14) и с обре­зан­ными мыс­ками (фото 13), кото­рые явля­ются неиз­мен­ным аксес­су­а­ром всех пер­со­на­жей рос­пи­сей керамики.

Носки, лег­гинсы, рукава хорошо обле­гают и повто­ряют форму рук и ног. Поэтому они могут быть только три­ко­таж­ными, – думала я. – Неужели люди куль­туры Моче уже знали вяза­ние? Раз­гадка этой тайны ока­за­лась очень про­стой. На рос­пи­сях сосу­дов изоб­ра­жены обо­жеств­лен­ные предки людей Моче, оде­тые, как и их пра­ро­ди­тели – боже­ства во плоти, – в лет­ные (кос­ми­че­ские) ком­би­не­зоны. Но они изоб­ра­жены не в насто­я­щих ком­би­не­зо­нах, как боже­ства на колон­нах и сте­лах Чавин-де-Уантара, а в костю­мах, ими­ти­ру­ю­щих ком­би­не­зоны в соот­вет­ствии с пони­ма­нием и пред­став­ле­нием мочик­цев. То есть, ско­рее всего, костюм, в кото­ром мог появ­ляться на людях, в част­но­сти, и жрец-правитель, ассо­ци­и­ро­вав­ший себя с богами-первопрдками, состоял из тка­ной туники с вер­ти­каль­ным щеле­вид­ным выре­зом – унку, тапар­рабо, руч­ных брас­ле­тов, пояса. Рукава и брю­чины ком­би­не­зона ими­ти­ро­ва­лись с помо­щью краски, кото­рая нано­си­лась на кожу. Высо­кие ботинки как с закры­тыми, так и с откры­тыми паль­цами изоб­ра­жа­лись с помо­щью окра­ши­ва­ния ступ­ней и голе­ней. (Подроб­нее читайте в мате­ри­але ««Биб­лио­тека» обра­зов Анд­ского мира» иссле­до­ва­ния «Дра­коны Чавин-де-Уантара».)

image007Фото 15. Цере­мо­ни­аль­ный скульп­тур­ный сосуд, изоб­ра­жа­ю­щий муж­чину в плаще и тюр­бане. Раз­меры: 26,0×42,7×25,9 см. Мате­риал: кера­мика. Стиль: Моче. 1 – 800 гг. н.э. Музей Ларко[14]

Вво­дят в заблуж­де­ние и неко­то­рые гли­ня­ные скульп­туры Моче. Напри­мер, кажется, что муж­чина, скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние кото­рого заснято на фото 15, одет в пуло­вер с V-образным выре­зом, обвя­зан­ным двух­цвет­ной план­кой, и резин­кой по низу. Рукава «пуло­вера» – длин­ные и узкие и укра­шены гео­мет­ри­че­ским узо­ром. Схо­жий «пуло­вер» носит и чело­век с изу­ве­чен­ной ногой (фото 16).

image009Фото 16. Цере­мо­ни­аль­ный скульп­тур­ный сосуд. Раз­меры: 14,5×26,5×21,0 см. Мате­риал: кера­мика. Стиль: Моче. 1 – 800 гг. н.э. Музей Ларко[15]

Конечно, ско­рее всего, то, что кажется вяза­ным пуло­ве­ром, – это унку, а резинка – это его бахрома. Но, если, глядя на фото 15, как-то можно с этим согла­ситься, то посмот­рев на фото 16, убеж­да­ешься, что на сосуде дей­стви­тельно нари­со­вана три­ко­таж­ная резинка, кото­рая немного стя­ги­вает полотно пуло­вера и сама сужа­ется к краю. В про­тив­ном слу­чае ткань унку вме­сте с бахро­мой сви­сала бы сво­бодно, пер­пен­ди­ку­лярно земле, пови­ну­ясь силе тяго­те­ния. Кроме того, унку с длин­ными рука­вами ткали редко. Но в любом слу­чае рукава не могли быть настолько обле­га­ю­щими, сужа­ю­щи­мися к запя­стью. Ведь рукава, как и все унку, не выкра­и­вали из полотна. Они пред­став­ляли собой пря­мо­уголь­ники, раз­меры кото­рых ткачу сооб­ща­лись зара­нее. Может, все-таки вяза­ние было известно в период куль­туры Моче, а потом утра­чено? Отри­цать такую воз­мож­ность нельзя. Ведь Анд­скому миру боги во плоти пода­рили столько чудес циви­ли­за­ции, кото­рые со вре­ме­нем были забыты. Однако и дока­зать с помо­щью двух сосу­дов зна­ние мочик­цами вяза­ния на спи­цах также не полу­чится. Но вер­немся к гипо­те­зам о воз­ник­но­ве­нии вязания.

В XIX в. рас­про­стра­нен­ной была гипо­теза о том, что вяза­ние знали еще в Древ­ней Гре­ции[16]. Ее сто­рон­ни­ком был Вильям Фел­кин, автор работы «Исто­рия машин­ного три­ко­тажа и кру­жев­ных изде­лий машин­ного про­из­вод­ства» (William Felkin «A history of Machine-wrought hosiery and machine lace manufactures»), вышед­шей в 1867 г. (В. Фел­кин был сыном ста­ноч­ного вязаль­щика и в воз­расте 12 лет посту­пил уче­ни­ком к сво­ему деду, кото­рый также был вязаль­щи­ком. Впо­след­ствии он стал важ­ной фигу­рой в кру­жев­ном про­из­вод­стве, но в 1864 г. его ком­па­ния разо­ри­лась[17].)

По сло­вам Л. Пеш­ко­вой, В. Фел­кин «в своем труде об исто­рии чулок стре­мился путем более или менее логи­че­ских умо­за­клю­че­ний дока­зать, что вяза­ние было известно еще во вре­мена Трой­ской (Тро­ян­ской) войны и в период воз­ник­но­ве­ния «Или­ады» и «Одис­сеи» Гомера и лишь из-за неточ­но­сти пере­вод­чи­ков и пере­пис­чи­ков, а воз­можно, и из-за подоб­но­сти выра­же­ний про­изо­шла замена слов «вяза­нье» и «тка­нье»». «Так, якобы, Пене­лопа, ожи­да­ю­щая воз­вра­ще­ния сво­его мужа Одис­сея, – пишет Л. Пеш­кова, – сдер­жи­вала нетер­пе­ли­вых жени­хов обе­ща­нием, что вый­дет замуж, как только будет готов убор, а ночью все­гда рас­пус­кала то, что за день соткала, вер­нее, свя­зала, потому что только вяза­ную вещь можно быстро, без нару­ше­ний нити и види­мых сле­дов рас­пу­стить, но не соткан­ную. И на древ­них гре­че­ских вазах вре­мен Трой­ской войны встре­ча­ются изоб­ра­же­ния плен­ной трой­ской знати в узких, обле­га­ю­щих шта­нах, напо­ми­на­ю­щих вяза­ные трико тор­же­ствен­ного убора вене­ци­ан­ских дожей эпохи на 2500 лет позже»[18].

image003Фото 17. Пене­лопа, рас­пу­ты­ва­ю­щая свою сеть. Автор: Джо­зеф Райт из Дерби (Joseph Wright of Derby). Дата  созда­ния: 1783 – 1784. Холст, масло. Музей Пола Гетти, Кали­фор­ния, США[19]

Такая точка зре­ния суще­ство­вала уже в XVIII в. и, видимо, была доста­точно рас­про­стра­нен­ной. Сви­де­тель­ство тому – кар­тина (фото 17) бри­тан­ского худож­ника Джо­зефа Райта из Дерби (1734 – 1797), напи­сан­ная в 1783 – 1784 гг. Назвал он ее «Пене­лопа, рас­пу­ты­ва­ю­щая свою сеть» («Penelope Unraveling Her Web»). При этом автор упо­тре­бил вме­сто слова «cloth», кото­рым обо­зна­чают ткань, изго­тов­лен­ную на станке, слово «web», кото­рое можно пере­ве­сти и как «ткань», и как «пау­тина», и как «сеть». В то же время гла­гол «unravel» в дан­ном кон­тек­сте имеет только одно под­хо­дя­щее зна­че­ние – «распутывать».

Между тем, пра­виль­ность пере­вода слова, харак­те­ри­зу­ю­щего работу жены Одис­сея как «тка­нье», ясна из тек­ста ее речи, обра­щен­ной к мужу, кото­рый явился в свой дом под видом стран­ника. В ней Пене­лопа, в част­но­сти, упо­ми­нает о «стане пре­ве­ли­ком», т.е. боль­шом станке, кото­рый она поста­вила в своих покоях. Пене­лопа говорит:

«Все, кто на раз­ных у нас ост­ро­вах зна­ме­ниты и сильны, 130
Пер­вые люди Дули­хия, Зама, лес­ного Зак­инфа,
Пер­вые люди уте­си­стой, солнечно-светлой Итаки,
Нудят упорно ко браку меня и наш дом разо­ряют;
Мне ж не по сердцу никто: ни про­ся­щий защиты, ни стран­ник,
Ниже гла­ша­тай, слу­жи­тель народа; один есть желан­ный 135
Мной – Одис­сей, лишь его неот­ступ­ное тре­бует сердце.
Те же твер­дят непре­станно о браке; при­бег­нуть к обману
Я попы­та­лась одна­жды; и демон меня надо­умил
Стан пре­ве­ли­кий поста­вить в покоях моих; начала я
Темно-широкую ткань и, собрав жени­хов, им ска­зала: 140
«Юноши, ныне мои женихи – поелику на свете
Нет Одис­сея, – отло­жим наш брак до поры той, как будет
Кон­чен мой труд, чтоб нача­тая ткань не про­пала мне даром;
Старцу Лаэрту покров гро­бо­вой при­го­то­вить хочу я
Прежде, чем будет он в руки навек усып­ля­ю­щей смерти 145
Пар­ками отдан, дабы не посмели ахей­ские жены
Мне попрек­нуть, что бога­тый столь муж погре­бен без покрова».
Так я ска­зала; они поко­ри­лись мне муже­ским серд­цем.
Целый я день за тка­ньем про­во­дила; а ночью, зажегши
Факел, сама все, наткан­ное днем, рас­пус­кала. Три года 150
Дли­лася хит­рость удачно, и я убеж­дать их умела.
Но когда, обра­ще­ньем вре­мен при­ве­ден­ный, чет­вер­тый
Год совер­шился, про­мча­лися месяцы, дни про­ле­тели –
Все им открыла одна из слу­жа­нок, лихая собака;
Сами они тут застали меня за рас­пу­щен­ной тка­нью: 155
Так и была при­не­во­лена ими я труд мой окон­чить»[20].

Что каса­ется тек­стиль­ных архео­ло­ги­че­ских нахо­док, то неко­то­рые из них настолько похожи на свя­зан­ные спи­цами, что их дол­гое время счи­тали три­ко­таж­ными и по ним дати­ро­вали воз­ник­но­ве­ние вяза­ния. Но на самом деле они были изго­тов­лены с помо­щью иглы. Речь идет о нос­ках из гроб­ниц в Египте, дати­ру­е­мых III в. н.э., и тек­стиле из захо­ро­не­ний куль­туры Наски, суще­ство­вав­шей на тер­ри­то­рии совре­мен­ного Перу  с 100 г. до н.э. по 600 г. н.э.

.

 

image005


[1] Пеш­кова Л. Немного из исто­рии вяза­ния // Вяза­ние. Бра­ти­слава, 1979. С. 6.

[3] Нее­лов В.В. Тка­че­ство: от пле­тель­ных рам до мно­го­звен­ных машин. М.: Лег­ко­пром­бы­т­из­дат, 1986 (http://www.booksite.ru/fulltext/nee/lov/tka/che/stvo/).

[5] Пеш­кова Л. Указ. соч. С. 6.

[11] http://mv.vatican.va/3_EN/pages/x-Schede/MEZs/MEZs_Sala09_15_040.html; https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Et%C3%A0_neoassira,_tende_di_arabi_incendiate_dopo_attacco,_da_pal._n_di_assurbanipal_a_ninive,_648-31_ac_ca._3.JPG

[15] http://www.googleartproject.com/collection/museo-larco/artwork/sculptural-ceramic-ceremonial-vessel-that-represents-a-man-with-a-mutilated-foot-ml010496-unknown-moche-style/27857697/

[16] Семеч­кина Т. Вяза­ние // Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь Ф.А. Брок­гауза и И.А. Ефрона. СПб: Брокгауз–Ефрон, 1890 – 1907 (http://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Вязание).

[17] The Stocking Frame (from Charles Deering’s History of Nottingham, 1750) (http://www.nottsheritagegateway.org.uk/people/frameworkknitters.htm).

[18] Пеш­кова Л. Указ соч. С. 6.

[19] http://www.getty.edu/art/gettyguide/artObjectDetails?artobj=930&handle=li

[20] Гомер. Одис­сея / Пере­вод В.А. Жуков­ского. М.: АСТ, 2010. Песнь двенадцатая.

 

В оформ­ле­нии заставки исполь­зо­ван фраг­мент кар­тины англий­ского худож­ника Фре­де­рика Лей­тона «Нама­ты­ва­ние клубка», создан­ной в 1878 г. и нахо­дя­щейся в Худо­же­ствен­ной гале­рее Нового Южного Уэльса, Австра­лия (https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Lord_Frederic_Leighton_-_Winding_the_skein_-_Google_Art_Project.jpg).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>